Ледолазание

Исчезающие ледники Африки на уникальных фотографиях Кристиана Понделлы

© Christian Pondella
Кристиан Понделла поразил весь мир, первым запечатлев Уилла Гэдда во время подъема на знаменитые ледники на вершине Килиманджаро. Шесть лет спустя он сделал это снова. Расскажем, как ему это удалось.
Автор Тейлор СадерманнОпубликовано
В феврале 2020 года спортивный фотограф Кристиан Понделла вернулся на Килиманджаро для съемки ледолазной экспедиции Уилла Гэдда. В своем интервью Red Bull Photography фотограф рассказал, какая работа была проделана для получения этих уникальных кадров.
Это была твоя вторая экспедиция с Уиллом на Килиманджаро. Что было особенного и чем она отличалась от первой?
Ну, главное отличие в том, что в этот раз мы знали, что нас ждет, и понимали, во что ввязываемся, тогда как в первый раз мы фактически отправлялись в неизвестность. Это не тот случай, когда можно было просто погуглить «ледолазание на Килиманджаро» и найти кучу фотографий и информации — мы делали то, чего до нас не делал никто. Нам удалось найти лишь разрозненные фотографии Килиманджаро, по которым мы пытались изучить характер ледников и ледовых образований и понять, сможем ли мы вообще по ним подняться. То есть у нас не было достаточной информации — мы даже не знали, насколько актуальны были найденные фотографии.
Так что на этот раз мы оба хорошо представляли, на что идем, поскольку уже бывали там вместе. Главный вопрос для нас обоих состоял в том, насколько сильно растаял лед за шесть лет после первой экспедиции на Килиманджаро. Таким образом, некоторая неопределенность все же оставалась, но все же это не полная неизвестность, с которой мы столкнулись при подготовке к первому подъему.
На этот раз у нас была другая цель. В первую экспедицию мы не ставили какой-то определенной задачи — просто отправились, чтобы подняться туда, куда возможно. Теперь мы поставили себе задачу подняться по довольно сложному маршруту, получившему название «маршрут Месснера», по которому за последние 20–30 лет совершали восхождение лишь пару раз. В 2014 году мы увидели этот маршрут издалека, и Уиллу он очень понравился, но тогда у нас не было на него времени. Поэтому мы решили, если когда-нибудь вернемся, пройдем по маршруту Месснера. Также мы хотели еще раз пройти по некоторым маршрутам из предыдущей экспедиции, чтобы проверить их состояние.
Еще одним значительным отличием во второй раз было то, что к нам присоединился ученый Дуг Харди. Он изучал эти ледники около 20 лет, поэтому его знания помогли нам и на этапе подготовки, и, конечно же, прямо на месте. Дугу нужно было проверить приборы для научных исследований, которые он установил много лет назад, так что нам тоже нужно было учесть этот момент при планировании экспедиции. Здорово, что он присоединился к нам и рассказал, как формируются, смещаются и меняются ледники с течением времени.
Уилл Гэдд и Дуг Харди на вершине Килиманджаро 2020, 23 февраля 2020.
Уилл Гэдд и Дуг Харди на вершине Килиманджаро 2020
Что ты думал о повторной экспедиции, когда предстояло пройти буквально по собственным следам?
Ну, теперь самым важным для меня было попытаться превзойти самого себя в плане фотографий. Во время первой экспедиции мне удалось сделать уникальные кадры ледолазания за всю свою карьеру, поэтому на этот раз я бросал вызов сам себе, желая получить что-то новое, хотя и понимал, что будет непросто. Целенаправленно собираясь пройти по маршруту Месснера, мы осознавали, что это будет действительно опасное альпинистское мероприятие высоко в горах. Это новый опыт, полностью отличный от того, что было ранее. Когда выяснилось, что мы не можем пойти по этому маршруту, для меня оказалось большой проблемой придумать, как получить новые кадры, отличные от первых. И, честно говоря, я не мог найти решение. Но я знал, что уже сама возможность снимать — это потрясающе, несмотря ни на что!
В результате мы сняли многое из того, что было и в прошлый раз, например ледовые образования в окружении песка и грязи, но все же сумели представить это иначе. Мы отправились с намерением воссоздать некоторые фотографии из первой поездки, чтобы сравнить, как за прошедшие годы изменилась толщина льда. Поэтому при планировании второй экспедиции мы использовали знания, полученные в первой. Ничего особенного, просто выводы на основе предыдущего опыта.
И хотя маршрут, по которому нас хотел повести Уилл, был в недостаточно хорошем состоянии, и мы не смогли по нему пойти, в целом я очень доволен полученными снимками. Затем мы просто переключились на решение проблемы «по какому льду можно подняться?» Мы сделали прекрасные фотографии на леднике, где не смогли побывать в первую экспедицию, а также несколько принципиально отличающихся снимков из тех мест, которые посетили шесть лет назад, так как за это время характер ледовых образований очень изменился.
К сожалению, как мы и ожидали, на этот раз площадь льда была определенно меньше.
Вершина Килиманджаро в 2014 и 2020.
Сравнивая ледовый повров в 2014 и 2020
Расскажи немного о своих взаимоотношениях с Уиллом во время экспедиции.
Ну, мы сотрудничаем уже около 20 лет и много путешествуем вместе. Вместе мы побывали примерно в 20 странах на шести из семи континентов. За это время у нас сложились прекрасные отношения, основанные на взаимном доверии и уважении. Ему присущи черты личности типа А (дух соперничества, высокая самоорганизация, амбициозность, нетерпеливость). И тогда как фотографов/операторов, незнакомых с ним, это может отпугнуть, мы работаем вместе настолько хорошо, что я свободно могу высказывать свое мнение в те моменты, когда другие проявляют сдержанность.
Кристиан Понделла и Уилл Гэдд в Гринландии.
Кристиан Понделла и Уилл Гэдд
Можешь ли ты влиять на выбор маршрута?
Да, мы принимаем совместное решение. Я могу найти что-то действительно классное с визуальной точки зрения и сказать «ты должен это увидеть» или «ты должен туда подняться», и обычно он открыт для новых идей и предложений. В конечном счете, если Уилл решит, что он по какой-то причине хочет совершить восхождение в другое место, тогда решение за ним. Так что мнение обоих имеет значение. Не думаю, что кто-то, работающий с ним впервые, решается вносить свои предложения, как могу это делать я благодаря сложившимся у нас отношениям. Мы откровенны друг с другом, и он всегда скажет, если сочтет мою идею глупой.
Во время в последней экспедиции Уилл очень расстроился, потому что не смог пойти по маршруту Месснера. Также он был раздосадован, когда мы совершали небольшие восхождения, в то время как он хотел чего-то более «стоящего». Когда к концу дня мы добрались до одного ледника, но он значительно отступил, Уилл был крайне разочарован. Но в последних лучах заходящего солнца ледник выглядел великолепно, а за ним открывался потрясающий вид. Подавленный фактом отступления ледника, а также тем, что еще не удалось выйти на нужный маршрут, Уилл лишь твердил: «Я устал позировать для красивых фотографий! Я просто хочу нормально подняться в гору!» Я умолял его, объясняя, что у нас осталось каких-то минут 20 до наступления темноты и что выйдет прекрасная фотография, и он, уделив мне пару минут со словами «да хорошо, хорошо!», пошел дальше. Конечно, когда он увидел фотографии, был очень доволен результатом.
Уилл Гэдд поднимается на Южное ледовое поле на вершине Килиманджаро.
Уилл Гэдд поднимается на Южное ледовое поле на Килиманджаро
Как ты выбирал оборудование для этой экспедиции?
Честно говоря, мое оборудование не так уж сильно отличалось от того, что я брал в предыдущий раз. Вес оборудования не так важен, потому что его помогают поднимать носильщики. Поэтому есть возможность взять как можно больше нужных для съемки объективов.
Носильщики поднимают вещи команды в лагерь, перетаскивая сумки на своих головах.
Носильщики поднимают вещи в лагерь
Если бы я поднимался в горы каждый день, я бы брал легкий комплект, скажем из двух–трех объективов и легкого корпуса. На этот раз я взял только камеру Sony, которой у меня не было шесть лет назад и которая намного легче, чем моя предыдущая камера.
Я взял длиннофокусный объектив 200–600 мм, с помощью которого сделал несколько отличных снимков со сжатой перспективой, тогда как раньше самым длинным объективом у меня был объектив 300 мм и конвертер с кратностью 1.4x. Так что на этот раз зона досягаемости у меня была немного больше.
Я взял две камеры Sony α7R IV и α7R III, чтобы получить кадры с очень высоким разрешением. α7R III была моей, так сказать, повседневной камерой, а для съемки на горе во время восхождений я использовал α7R IV.
Случались ли в горах какие-либо трудности, когда тебе казалось, что самые важные фотографии не получатся?
Ну, главная проблема состояла в том, что условия оказались неблагоприятны для того, чтобы пойти по маршруту Месснера, что было нашей главной целью. Поэтому нам пришлось искать что-то другое. Например, мы решили повторить некоторые кадры из предыдущей экспедиции. В итоге мы отправились на Северное ледовое поле, которое заметили еще во время первой экспедиции, но не побывали там. Северное ледовое поле является самым большим ледником на всей Килиманджаро, и, неожиданно, Уилл смог проложить по нему очень интересный маршрут. Таким образом, мы смогли перестроиться и импровизировать.
Виды на северное ледовое поле на горе Килиманджаро.
Виды на северное ледовое поле
К счастью, других столь сложных ситуаций не возникло, и благодаря нашему богатому опыту из предыдущей экспедиции все прошло так, как мы и ожидали.
Какие советы ты мог бы дать тем, кто хочет принять участие в подобном проекте?
Решаясь принять участие в каком-либо путешествии или экспедиции, нужно заранее понять, для чего вам это нужно. Самое важное для меня, и что я бы посоветовал каждому, — важно отправляться в путешествие, будучи внутренне открытым новому и готовым к тому, что ситуация может измениться в любую минуту. Поэтому желательно иметь запасной план действий. Вы должны суметь очень быстро адаптироваться к меняющимся обстоятельствам.
Что касается фототехники, то эта поездка была уникальна не только тем, что мне пришлось заниматься альпинизмом, но также и тем, что мне помогали несколько человек, несших снаряжение за меня. Обычно это не так! В этот раз я мог взять с собой семь или восемь объективов и несколько камер. Но если бы мне нужно было подниматься в горы и нести все на себе, то я бы взял гораздо меньше техники.
На самом деле у меня нет какого-то определенного комплекта для путешествий или экспедиций, все зависит от цели и того, сколько из этого мне предстоит нести самому. В таком случае я бы, вероятно, взял следующее:
  • камера Sony α7R III
  • объектив 24-105mm f/4
  • объектив 18mm f/2.8
  • объектив 55mm f/1.8
  • объектив 70-200mm f/2.8
Если же мы говорим о бэккантри, когда в течение четырех–пяти дней мне пришлось бы самому нести все снаряжение, я бы взял только один объектив. У меня есть опыт работы только с объективом 24–105 мм с редким переходом на светосильный объектив с фиксированным фокусным расстоянием. Объектив 24–105 мм — отличный вариант, но поскольку его светосила составляет f/4, он не подходит для работы при слабом освещении. Поэтому когда есть возможность, я всегда стараюсь брать светосильный объектив с фиксированным фокусным расстоянием главным образом для съемки жизни в лагере, особенно после заката, например посиделок у костра.
Уилл Гэдд в разбитом на горе лагере на вершине горы Килиманджаро.
Уилл Гэдд в разбитом на горе лагере
У тебя есть любимые снимки или даже один снимок из двух экспедиций?
Честно говоря, не думаю, что когда-нибудь мне удастся превзойти фотографии из той первой экспедиции! Поэтому пусть так и останется. Из той экспедиции мне особенно нравятся три фотографии, но какую-то одну выделить трудно.

Больше подробностей об экспедиции Уилла Гэдда можно узнать в документальном фильме:

Скалолазание · 45 мин.
Последнее восхождение: Уилл Гэдд на Килиманджаро
Загружай бесплатное приложение Red Bull TV, чтобы смотреть и вдохновляться лучшими событиями из мира экстремального спорта.