Как Егор Посохин и Ёрса полюбили небо
© Егор Посохин
Параглайдинг

Ёрса – лучший друг парапланериста

Акропилот Егор Посохин поднялся на 3500-метровую гору вместе с собакой, а затем совершил с ней полёт под одним крылом, выполнив первый в мире трюк Infinity Tumbling с питомцем.
Автор Evgeniy Kolychev
Читать 9 минОпубликовано
Егор Посохин – топовый российский акропилот, обожающий экспериментировать. Уроженец Норильска – создатель множества новых трюков и связок: Infinity Hardcore, Twisted Ninja, Super Cowboy, Twisted opposite Mc Twist to Infinity Tumbling и многих других. Продолжая работать над собой и совершенствоваться, спортсмен из России стал первым, кто выполнил сложный элемент Infinity Tumbling вместе с собакой. Чтобы осуществить задуманное, атлет вместе с любимым питомцем выполнил сложнейшее комбо. Как им это удалось?

Знакомство

Двухлетняя хаски по кличке Ёрса
Двухлетняя хаски по кличке Ёрса
«Мою собаку зовут Ёрса, ей два года и мы её забрали, когда ей было два с половиной месяца. Ёрса – хаски, ездовая порода. Иногда мы зовём её Бусидо. Это слово означает кодекс чести самурая. Мы так её называем, потому что она у нас очень боевая женщина. У нас есть ещё одна собака, тоже хаски, но постарше и тоже девчонка. Междусобойчики происходят и она никогда не сдается, ни при каких условиях».

Начало

Ёрса и её хозяин Егор Посохин во время подъёма
Ёрса и её хозяин Егор Посохин во время подъёма
«Идея приключения родилась в период локдауна. Тогда мы уехали в горы, и, чтобы поддерживать возможность тренироваться, мне приходилось ходить пешком достаточно высоко, чтобы хотя бы поддерживать форму. Я ходил так почти каждый день. Было скучно и захотел взять собак, потому что чаще всего на подобных вылазках я всегда с ними вместе. Я занимался ездовым спортом, на собачьих упряжках ездил на севере, работал с собаками.
И своих, соответственно, тоже этому научил. Мы на лыжах вместе ездили, на велике, ходили в горы тоже вместе. Очень хотелось взять кого-нибудь из них с собой. А бросить их там на вершине я не могу. Мне нужно с ними спускаться при любых обстоятельствах. Поэтому родилась именно такая идея: взять снаряжение, подготовить собаку и спуститься вместе с ней».

Привыкание к снаряжению

Акропилоты Егор Посохин и Ёрса
Акропилоты Егор Посохин и Ёрса
«На подготовку у нас ушло около двух недель и она была разделена на несколько этапов. Сначала мы заказали снаряжение. Это была сертифицированная подвесная система для альпинистских и спасательных собак. С ней работают те, кто занимается скалолазанием и тоже хочет взять собаку с собой. Они цепляют систему к себе и поднимаются. Или же спасатели спускают собак в какие-то расщелины на ледниках, чтобы найти людей. Эта система отлично подходит, потому что распределяет нагрузку по всему телу и имеет несколько точек крепления.
Как только мы дождались нашу систему, пришло время приучить к ней собаку, чтоб она не доставляла ей дискомфорт. Для начала я одевал и снимал её. Затем одевал её на Ёрсу, оставлял её побегать какое-то время, а затем снимал. И так много раз на протяжении нескольких дней».

Подбор развесовки

Ёрса – лучший друг прапланериста
Ёрса – лучший друг прапланериста
«Следующая сложность была в том, чтобы правильно подогнать развесовку. Дело в том, что во время старта собака должна оставаться на четырёх лапах. Всё потому, что у Ёрсы должна быть возможность бежать и помогать мне. Когда я стартую, взлетаю, центр тяжести у меня смещается. Я ухожу в более сидячее положение. И, соответственно, если сохранить те же точки крепления на собаке, её задерёт мордой вверх. Она будет висеть на задних лямках, которые проходят между её задними лапами. Разумеется, это неприемлемо. Поэтому пришлось двигать обратно. Но в таком случае на старте, когда я стою на ногах, у неё задние лапы оторваны от земли. Над этим моментом мы долго работали, пытаясь понять, как прицепить систему так, чтобы Ёрсе и на старте было хорошо, и в полёте».

Борьба со стрессом

Егор Посохин и Ёрса пролетают над табуном лошадей
Егор Посохин и Ёрса пролетают над табуном лошадей
«Также, мы вместе с собакой подвешивались на специальной площадке на парадроме. Там можно было вывеситься на двух тросах. Это позволяло оторвать ноги, усесться в подвески и настроить систему. По началу видно было, что у Ёрсы небольшой стресс. Она не понимала, что происходит, когда я её цеплял к себе и мы полностью отрывались от земли. Но я её всячески подбадривал. Вкусняшки давал разные. Показывал, что я рядом, трогал её, общался с ней.
Таким образом она успокаивалась и спустя какое-то время начала абсолютно комфортно себя чувствовать в таком положении. Никаких признаков стресса не было. Это легко определить. Собака, когда стрессует, поджимает уши, может какие-то звуки издавать, поскуливать, вести себя слегка взбудоражено. Но нам удалось добиться состояния, когда она абсолютно спокойна, как в обычной жизни».

Первый спуск

Егор Посохин – один из самых талантливых российских акропилотов
Егор Посохин – один из самых талантливых российских акропилотов
«Следующим этапом стал подъём на небольшой холм, чтобы осуществить первый полёт. Во время спуска я контролировал состояние Ёрсы, следил за тем, как она себя ведет. Но, вопреки моим ожиданиям, она проявила интерес. Она рассматривала поверхность земли в поисках неизвестно чего. Была заинтересована чем-то, неважно чем. Когда собака проявляет интерес, это означает, что её вообще не смущает происходящие, она занимается своими делами.
Это и был финальный этап подготовки, после чего мы начали готовиться к уже серьезному выходу высоко в горы. До этого, естественно, мы много ездили, много ходили, так, как Ёрса – ездовая у меня. Физически она очень выносливая и готова к любым подобным вылазкам даже лучше, чем я сам и любой человек на планете, я думаю. Поэтому оставалось только собраться и пойти».

Историческое восхождение

Подъём Егора Посохина и Ёрсы в гору
Подъём Егора Посохина и Ёрсы в гору
«Полёт состоялся в Чегемском ущелье. Мы выбрали гору Свинцовую высотой 3500 метров. Первую часть пути от нашего лагеря до подножия горы мы преодолели на велосипеде. Снаряги получилось больше, чем я беру обычно. Всё потому, что прибавилось снаряжение для собаки. Всего около 25 кг вышло. Таким образом мы добрались до подножия. Там оставили велосипеды и дальше пошли пешком. Во время восхождения Ёрса, естественно, помогала поднимать груз и тянула меня вперед. Этот способ передвижения помогал увеличить темп ходьбы.
Мы преодолели расстояние по вертикали намного быстрее, если бы я шёл без помощи. Обратная сторона медали заключается в том, что для достижения максимально продуктивной работы собаки мне нужно было идти в определенном темпе. Намного быстрее, чем я шёл бы один. Это меня выматывало физически, но в таком случае собака помогала мне намного больше, чем если бы я шёл медленнее. Это особенность ездового спорта».

Главное испытание

«Восхождение пошло немного не по плану, когда мы сбились с маршрута и зашли не на тот отрог. На этой горе я был впервые, и мы немного перепутали направление. Пришлось обратно спускаться по очень каменистой местности, где были огромные валуны размером с машину. Вся долина была ими завалена. Иными словами, ты идешь по камням, а между ними – щели, в которых можно целиком поместиться. Камень на камне и не видно ни конца, ни края.
Я не ожидал от неё, но она будто бы знала, куда идти
Кроме того, всё было покрыто снегом, было скользко. Преодоление этой долины – самое тяжёлое испытание за весь этот выход. Я переживал, думал, что Ёрса либо не пойдет туда, либо замедлит передвижение. Нам было важно успеть под солнце, чтобы всё красиво отснять. Времени было мало. Я начал переживать, что придется выходить еще раз, чтобы отснять нормально».

Горы пробуждают инстинкты

«Вопреки ожиданиям, собака в боевой ситуации проявила себя даже лучше, чем когда-либо. Я не ожидал от неё, но она будто бы знала, куда идти. И знала, что дела плохи, что нужно подключить резервы. Она потянула сильнее, лезла прям в крутяк, пыталась находить оптимальный маршрут между булыжниками. Когда мы миновали долину, начался очень крутой подъем вверх. Собака тянула и иногда, когда я приостанавливался, начинала буксовать. Ёрса не знала, что я остановился и пыталась до последнего меня вытянуть. Она шла прямиком к старту, мне даже не приходилось её направлять, Ёрса шла туда, куда нужно идти».

Долгожданный полёт

Егор Посохин и первая хаски-парапланерист
Егор Посохин и первая хаски-парапланерист
«Полёт был самой простой частью всего приключения. Мне оставалось сделать то, что я делал уже 1000 раз. Когда мы поднялись наверх, я начал собираться, отсоединил Ёрсу. Она сразу же улеглась калачиком отдыхать, пока я возился со снаряжением. Так что мне пришлось её растормошить, а затем прицепить систему и мы сделали то, к чему готовились. Старт прошёл хорошо, условия нам благоволили: направление ветра и его сила была прям той, что нужно для самого простого начала полёта».

Первый в мире Infinity Tumbling с собакой

Первый в мире Infinity Tumbling с собакой
Первый в мире Infinity Tumbling с собакой
«Дальше был небольшой участок, когда мы выполнили proximity – пролетели близко к земле. А затем сделали Infinity Tumbling – трюк в аэробатике, в котором не находилась ещё ни одна собака в мире. Я постарался его сделать с минимальными перегрузками. Это оказалось возможно, так как всё зависело от момента входа. Как только мы вышли из трюка, а я постарался оставаться в нем минимальное количество времени, я посмотрел как Ёрса себя чувствует.
Я думаю, что она ничего не поняла, но её состояние по-прежнему было заинтересованным. Она постоянно рассматривала что-то внизу, помахивала хвостиком, поднимала ушки. Когда собака поднимает уши – это означает, что она что-то увидела, либо куда-то захотела направиться. Все это говорило о том, что она чувствовала себя прекрасно».

Мягкое, но непростое приземление

Ёрса и Егор Посохин
Ёрса и Егор Посохин
«После выполнения трюков мы полетели к месту посадки и благополучно приземлились. Хотя и сделали это немножко неправильно в том плане, что нам нужно было прилететь в определенное место. Но площадка была ограничена из-за того, что вокруг: с одной стороны был обрыв, с другой – река, а сбоку – какие-то строения. Кроме того, много проводов было натянуто, тоже не пойми как.
Уже вечерело и была опасность зацепить их. Пришлось садиться по ветру, а это увеличило скорость во время посадки. Но я отработал и мы сели мягко. Собака встала на лапы, пробежалась. Я её отцепил, начал собирать снарягу и, как раз в этот момент, нас встретила моя супруга с нашей второй собакой. Мы собрались и пошли пешком до лагеря обратно».

Знаковое событие

Полёт состоялся в Чегемском ущелье
Полёт состоялся в Чегемском ущелье
«Ощущения от трюка были невероятными. Даже не от самого трюка, а от этой акции в целом. Это такое ощущение… Мы работали, как один организм! Абсолютное взаимопонимание и взаимовыручка. Это очень классно! Тот факт, что мы потом полетели и вернулись, так же вместе, как и ушли. Это ни с чем несравнимо.
Прежде полеты с собаками осуществлялись исключительно в качестве простого спуска вниз. Без всякого экшена. Такое комбо, которое сделали мы, ещё никто не делал. Это подъезд к горе на велике, причём велик тянула собака всю дорогу. Я изредка помогал ей, но основную нагрузку она взяла на себя. Дальше восхождение пешком с помощью собаки и после этого полет с proximity элементами и с трюком Infinity Tumbling. Такое комбо было совершено впервые».